Приключенцы иных миров.

Алиса и Чарли МакГи

Приключенцы иных миров.

Сестры Битвы

[Экстрапланарная партия]

«И пусть вьются лилии на ветру…»

 

Люси Алин

Люси любит купаться. Иногда она забывает после этого одеться. Она чиста и непорочна, любит тыквы, что повсюду растут, мальчиков которые носят очки и девочек которые их снимают, перед тем как в первый раз поцеловать в щечку. Да… в щечку…

Дружит с той самой Люси. То есть другой Люси. Не с самой собой конечно. С собой – не дружит. Рождена вне брака, никогда не видела отца, мама говорила, что он ангел на небесах, но разве не все мамы так говорят про покойников? Любит меч «бастард», у неё их много и она все их таскает с собой внутри сумки-бездны. Любит зверей, так же как и ее самая лучшая подруга на том и на этом свете Милла (с которой ни однажды сбежали из своего мира во времена пожара в Библиотеке Дальнего Горизонта, но об этом тсс – это секрет Миллы, она думает тут полно шпионов Стрелка Черной Скалы). Однажды Люси укусила маленькая выверна за пальчик. Люси погрозила выверне воровато жрущей в своем мамином гнезде её оторванный палец пальцем другой руки и сказала, что так делать не хорошо, потому, что это не правильно. Хотела добавить, почему неправильно, но отчего-то забыла причину неправильности подобного поступка, поэтому просто потрясла еще раз другим пальчиком и отдернула, прежде чем откусили и его, после чего довольная отрастила себе новый пальчик. Люси любит все правильное, у нее всегда порядок – как в вещах, так и в голове. Ну, иногда она чересчур забывчивая, но забывчивый – не значит хаотичный, верно?

 

Мари Граст

Мари любит яркую насыщенную жизнь, впервые придя в земли людей, она спасла маленькую девочку из публичного дома, заняв её место. Мастерски умея перевоплощаться, хоббит Мари сойдет за ребенка. Она знает много историй и обожает сладости, после них она бывает вся липкая. Еще она любит ласкать кошек и тереться об Люси, с которой познакомилась в «Маске Нимфы» Врат Балдурана и просто – не удержалась…

Пишет про Люси, Дайдо, Миллу и Алису книгу в которой ни разу не упоминает свое имя. Она вообще не любит говорить о себе, что наводит на мысль что некоторые моменты её биографии не для самых близких друзей. Владеет невероятно сильным оружием – кукри «Идущий сквозь Бурю», которым, как и мифическим серебряным клинком Гит – пользуется редко, в основном предпочитая игру на музыкальных инструментах, например на флейте или на худой конец рукопашку.

 

 

Дайдо «Хантер»

Дайдо – родная сестра Хизер, младше её на три года и дочь Галатеи, которую прозвали «Глазами Организации» за способности к чтению ауры Клэймор и Йома с дистанции в несколько десятков миль. Дайдо очень мила, предельно любознательна, интимна в общении и в то же время любит уединение. Быть друидом – это её призвание, она все знает о травах и деревьях лесов вокруг Невервинтера, где родилась и прожила первые тринадцать лет своей жизни. Все местные животные – её друзья. Вне зависимости – хищник это или его жертва. Если Дайдо поет – они её слушают, когда по лесу разносится тихий едва слышный на грани осязания голос девочки – то грусть в сердцах живых существ, самая чистая на свете и одновременно теплота детства – все это не дает развиться росткам агрессии. Когда Дайдо поет – её все слушают, абсолютно все…

 

Милла Ридрэль

Милла лечит зверей и птиц, курит травы и общается с косточкой бабушки, купается в полнолуние и спит с волками. А еще она на редкость симпатичная эльфийка, любит сырой мох и папоротники, укушенные пчелами соски юной груди и тёплое волчье семя…

 

Алиса Гиней

Всегда спокойна, никогда не злится, даже мучительно и изощренно убивая – остается доброжелательной девушкой-ученым, не различает добра и зла. Обожает испытывать новые заклинания на детях крестьян, дворян и прочих поверхностных, объясняет это тем, что с детьми легко работать. Асексуальна, Милла её полчаса мыла в ванной, но у читавшей в это время Алисы даже дыхание не сбилось. Присоединилась к отряду Люси из-за того что та с Миллой уж очень выделялись из числа остальных искателей приключений. Как ни банально это звучало – выделялись процентом полностью скрытой силы и не развернувшихся возможностей. Сразу почуяла, что они не местные, то есть издалека, то есть не просто планарные существа вроде аасимара или тифлинга, а намного дальние гости, чья сегодняшняя слабость объясняется лишь необходимостью жить в чужих телах – телах лесной эльфийки Миллы и полубожественного бастарда Люси. Всегда считавшую понятия силы и мощи лишь внушенной генами абстрактной ерундой (что немного странно для дроу) Алису привлекли эти девушки, ведущие себя как сестры хоть и такие разные внешне. Их родственные души некогда такие сильные ослабли в этих телах, но при этом не желали возвращать себе былое могущество, а просто искали приключений. Алиса хаотична и зла лишь потому, что люди и иные существа таковой её считают. У Алисы нет авторитетов, и она считает всех остальных магов идиотами живущими в мире марионеточных инстинктов, самым первым из которых она считает разум. Дураками Алиса считает абсолютно всех кого все остальные считают умными, всех, включая Эльминстера и Халестера. Она не верит в хаос и порядок, считая их лишь иллюзией.

-Хаос это всего лишь порядок, который вы не можете осознать и, познав использовать, чуждый вам порядок и непостигаемые вами законы. Порядок – та часть хаоса, к которой вы привыкли с рождения. В любом случае вы все лишь муравьи на маленьком листочке бытия.

Алиса не верит в богов, созданных Ао, считая их подобными ей существами которых подняли до богов и так же легко могут опустить снова. Однако верит ли она в самого Ао? Это странно, по крайней мере, она твердо уверена в его существовании – Экспериментатора, что ставит опыты над ней, пока она ставит опыты над всеми. Но в отличие от всех малочисленных последователей исходного бога Алиса даже никогда и не пыталась с ним связаться. Верит ли она в Ао? Алиса отвечает что нет.

-Я не верю в него. Хоть и знаю, что он есть. Знать, что что-то существует и верить в него – разве эти вещи как-то связаны между собой и проистекают одно из другого?

Алиса бы презирала Ао, если бы не была твердо уверена что презрение – как раз то чего подобный Ао Творец хочет именно от неё и именно сейчас, чтобы его творение снова сообщила Творцу – какой же он, Ао – Ничтожество. На сегодняшний момент Алиса Гиней самый молодой и умный маг в Подгорье и Андедарке и она убивала всех, кто пытался в этом усомниться, только вот делала ли она это со зла? Что такое зло для Алисы? Наверное, не убивай и не мучай она постоянно столько ни в чем не повинных детей, Алиса была бы истинной нейтральной как тот «идеальный друид». Она не верит в смерть и не верит жизнь, убийство для неё – лишь часть мышления.

-Мы все – чьи-то мысли. И как мысли сражаются в сознании одного существа, так и мы убиваем друг дружку живя в мире иллюзорных законов и правил чьего-то чуждого нам мышления. Это на само деле просто. Все законы этого мышления прописаны в законах мира, который определяет – существую ли я или нет, не нужно надуманных моральных законов правил и обычаев, хватит пытаться уподобляться тому, кто нас сотворил, и петь ему хвалебные псалмы или проклинать снова и снова – это лишь часть его, не вашего мышления, не нужно симулякров. Вас всех на самом деле нет. Как и меня. Пока я сильнее всех вас я буду продолжать вас убивать. Вы должны меня ненавидеть, это часть вашего кода, как и попытки, найти смысл и оправдание всему, что видят ваши глаза. Уверенность что оправдания быть не может – тоже часть вашего кода, вы никуда не денетесь из иллюзорно мира сотканного им, никуда и никогда, чем сильнее вы будете от него бежать, тем прочнее он будет управлять вашими помыслами и делами. Вы куклы, марионетки, пустота, как и я…

***

Реклама

9 thoughts on “Приключенцы иных миров.

  1. Пятый Элемент
    [Элементарная партия]
    «Как мне найти тебя???»

    Файя
    Нейтрально-добрый элемент огня, сильна в тайной магии и лесных пожарах. Колдунья-оптимист, который умеет во всем видеть растопку. Любит вид дыма над долиной поросшей лесами. Зачастую принимается самозабвенно прыгать через костер и совать в него то ножки, то ручки чувствуя, как приятно их лижет пламя. Родом с плана огня, несет частицу души Чарли МакГи.

    Лейда
    Электростатическая леди песни, бард и нейтрально-злой меланхолик. Глава отряда, умеет шокировать публику в самом худшем смысле этого слова. Обожает смотреть на мелькающие у горизонта молнии. Считать их и даже зарисовывать карандашом в свой походный дневник барда. Родом с плана воздуха, несет частицу души марсианки Подкейн, лапочки Подкейн.

    Мими
    Танец вод, жрица таинственных глубин, маленький кусочек пены морской. По характеру упряма и своевольна, мудра и в меру ненасытна – хаотично-нейтральна. Вид приближающегося с моря шторма приводит девушку в коммунистический экстаз, и она начинает пускать пузыри пока подруги не приведут Мимику в чувство. Родом с плана воды, несет частичку души Алисы Селезневой.

    Чокко
    Упорядоченно-нейтральна. Разговаривает с земляными элементами и големами, те к ужасу случайных наблюдателей сего чуда ей отвечают. Чокко почему-то все считают злой некроманткой только потому, что она бывает, воскрешает мертвых, а то и вовсе поднимает нежить исключительно, чтобы спросить, сколько времени и как пройти в публичную библиотеку Порта Лласт. В мистических лесах вблизи Незимья охраняющие эти места старшие элементы земли построили ей дом как высшему друиду Тайного Леса без названия на языке людей. Теперь она живет, в доме, который… Родом с плана земли, несет частицу души Тришы Фаркрай.

    Лилу Карин де’Ламперу
    Лилу в детстве носила имя Пеппи, была самой сильной девочкой на свете, любила заглядывать иным девочкам под юбки и все жгла. Её клали в психушку, но с ней не мог справиться ни один санитар. Маги из Уотердипа лечили Лилу де’Ламперу электрошоком, с тех пор она не умеет связно говорить. Лилу не помнит своих родителей, но на самом деле она дочь Терезы «Слабой Улыбки», самой сильной из Клэймор прошлых поколений, спасшей и воспитавшей Клэр…
    ***

  2. Люси Бустаманте
    Люси Бастаманте родом из обычной рыбацкой деревушки, дочь мамы-друида и папы то ли пирата, то ли контрабандиста, то ли бродячего барда с севера, а может и их всех сразу. Так, по крайней мере, себя помнит она, а вот та, другая Люси, что завелась однажды в ней, не помнит, откуда же началось её Бесконечное Путешествие по мирам Упорядоченного и не только. Помнит лишь имена DM (это которые демиурги), друзей – таких таинственных, интересных, драгоценных, ушедших, потерянных, почти забытых (это которые в пати и вне её), врагов – таких могущественных, почти непобедимых, одновременно манящих и ничего не значащих, ведь они тоже всего лишь куклы (окромя друзей, что враги всего лишь по Лору и на пару миров). И еще боль, кровь, страдания, потерянную память, воспоминания, что ткут свои истории при помощи неё, утерянное и вновь обретенное знание о том – кто она что она, знание в котором растворяется она сама, такая переменчиво разная, почти случайная. Истории Воспоминаний Люси, или Люси Историй, рассказанных Воспоминаниями которые становятся чужими снова и снова догоняя её в следующей жизни как письмо, отосланное в тщательно, заботливыми теплыми руками любящего человека запечатанном конверте на фронт по имени Жизнь и потерявшееся на пару сотен лет. В общем, это довольно странное существо, тоже называющее себя Lucy никогда и никому ничего о себе не рассказывает отнюдь не потому что ей все это в лом.
    Просто – такое не расскажешь. Не хватит жизни, не хватит души. Когда она снова умрет – окажется в новом месте. И в который раз случайно встреченная подруга из прошлого, которую она в который раз попросит — «впусти меня…» — спросит:
    -Люси, я, конечно, понимаю – потерять тело это просто, отвлеклась на пару минут, стрела прилетела и «бац!» в одно место, или загляделась на что-то и ступила не туда, но вот душу, как ты умудряешься так быстро проебывать свою душу?! Объясни? Это ведь тебе не тело, она как бы по Лору – бессмертна…
    Люси добрая девочка, которая стремится всем помогать. Правда-правда. Она старательна, умна и очень мало весит (во всех смыслах), еще любит кошек, сладости и свежий ветер в лицо, леса, грибы, дальние странствия, домик на болоте (бессмыслица антисанитарии, но как мило!), друидов, рейнджеров, магических говорящих (а еще лучше молчащих, но все понимающих) зверей, птиц которых никто и никогда не видел, морской прибой. Ракушки, Коту, Ню в себе (не путать с желанием раздеться, это другая Ню, хоть и тоже постоянно ходит голышом). Еще больше ракушек, моря, чаек, ветра, солнца, света, остановленных вовремя векторами пуль боевиков в форме спецназа страны, название которой слишком длинное и глупое чтобы его произносить, а аббревиатур похожа на трусость в квадрате, кажется ССША либо «ССыШ-дА?», да, скорее оба вместе сразу, Священные Соединенные… ну вы поняли…
    Люси перманентный участник «Тех Марико», солист и басс-гитара «Вишнёвого Квартета», активный член «Fisheye Placebo» и много чего еще…

    Собственность Люси:
    «Векторы Люси» для плохих дядей и теть. Всегда при ней. Неисчерпаемы.
    «Ню» для купания в ледяном ручье. Катастрофически падает интеллект, словесная дисфункция гарантирована, но Коте нравится.
    «Роза Ветров» – Банкай Люси Каэдэ, вторая, полностью воплощенная форма духовного меча (первая, частично воплощенная – её телокинетические векторы), выглядит как невероятно красивый двуручный меч класса Клеймор. Отправляет души брошенных детей, что никогда не вырастут в миры, куда они всегда хотели (увы – посмертно), убивая детей, Люси использует энергию, которая выделяется при завершении их загубленной жизни на исполнение их самой сокровенной, несбыточной в это мире мечты…
    Портрет Вэнди нарисованный для Питера Пена и феи Дзин-Дзин. (Ядрено зачарован уличной магией Сибо Блейм!)
    Ведьмовская шляпа ведьмы Юки Ридман Нэнэнэ, внутри которой она живет и читает книжки (там целый мир, большим пальцем за отворот и она засосёт). Тысячи дверей открываются оттуда, и Юки выращивает их снова и снова. А еще она книгожуйка, но это маленький такой секрет…
    «Пленэр», искусство рисования на открытом воздухе, где много солнца и света (название разумного оружия Люси, лапочка Пленэр – она светотропичный (любящий свет и балдеющий от него) вампир, принявший форму катаны, любит Усаги, Усаги дроп-дроп, кролика брошенный одна штука, еще есть Same и он всех хавает, ибо разумная белая акула-телепат с непомерно раздутым эго и личностной матрицей Серого Потрошителя [DM] с «Gem of the North». Same не дядя Сэм, но улыбается так же отвратительно дружелюбно, и так же опасен для идиотов, он родом прямиком с ультрамарина – мира целиком состоящего из воды, он там плавает а когда проголодается телепортируется на пару секунд в мир подобный Торилу и схватив бедолагу утаскивает в теплые глубины Ультрамарина…)
    Кодекс Бастаманте (он же кодекс Берегового Братства – шесть экземпляров за подписью Алисы Бустаманте, пятнадцатилетней девушки-сироты ибн пиратки, отбывающей пожизненный срок в родном мире Люськи Каэдэ)
    «Алисия», Меч-пистолет Сибо Блейм! (Надежда, которая Виновна…) Заряжен освященным серебром, зачарован уличной магией. Чарли МакГи – эльфийская катана с замедленным шаром огня на удар. Триша Фаркрай – эльфийская сабля с искрящейся сферой при ударе. Алиса МакГи – катана с кислотным облаком с удара. Аянами Рей – эльфийский фальшион с ледяным штормом внутри. Юки Нагато – двуручный эльфийский клинок зачарованный шквалом метеоритного дождя исключительно ради клуба астрономов-любителей имени Харухи Судзумии-ня. Юмура Кирика – клинок смертного ужаса няшной нуарной кудере-тян. Ивакура Лэйн – лук с друидским зачарованием. Кумин Цуюри – двуручный меч случайного землетрясения.

    Тишина Лесов (250 штук). Стрела таит в себе что-то сокрытое глубоко в земле, что-то рвущееся наружу.

    Трофейное оружие (досталось в качестве (внезапно!) трофеев, так что все претензии к обладателям сих гротескных чудес и их создателям…):
    «Жидобой» (Жидобой Тамплиерский, +2d6 божественного урона против евреев, бонус скорострельности, при ударе – сразить расовую группу «еврей», класс сложность DC=36, наложить эффект на область – Гайзенваген, три использования в день, бонусная способность – улучшенное изгнание евреев, бонусное умение – улучшенный заклятый враг: евреи, тип – меч-пистолет собранный мастером, заряжается с дула, специфика – святое оружие рейнджера-охотника на евреев, требуемый уровень и навык – антисемит восемьдесят пятого уровня. Происхождение – альтернативная версия реального мира Люси Каэдэ, заряжается свинцом либо – серебром на случай встречи с Вечным Жидом, особые приметы и модификации – на деревянной рукоятке вырезана обратная свастика)
    Сумка, в которой много артефактов…
    Фляжка с номером тринадцать, наполнена красным вином. Колода карт Таро с автографом Хизер. Черная кожаная куртка с одним оторванным рукавом. Звуковая отвертка (непонятная штуковина, к которой потерялась инструкция и которая просто валяется в бездонной сумке Люси Бастаманте). Святая граната с погнутой чекой. Музыкальная шкатулка (мелодия – Lilium, церковное песнопение посвященное Деве Марии – богоматери в религии мира, из которого родом Люси Каэдэ, живущая в теле Бастаманте Люси, душа которой была ей знакома в том самом мире). Внутри шкатулки – обломанный рожок странного вида, письмо и сломанная ракушка.
    Цикл романов про «Упоротого Крыса» — полное собрание сочинений безымянной бардессы-тифлинга из девяти кругов ада.
    Цикл про Упоротого Крыса:
    «Упоротый Крыс и вампирши-извращенки!»
    Соскучились уже наверняка по его мягким усикам? Этот второй том цикла приключений Упоротого Астрального Крыса расскажет вам, дорогие наши читатели про то как в юности своей достопочтимый крыс был простым капитаном Ночных Масок Вестгейта где и заразился лекантропией став крысой-оборотнем, откуда и произошел его знаменитый псевдоним.
    «Упоротый Крыс отправляется в ад!»
    Впервые попав туда в году поющих стрел 503 DA, он вернулся назад двумя столетиями позже. Как рассказывал сам Крыс – успев за это время перетрахать всех адских эринний, в том числе и саму леди Арибет – преданного всеми и пребывающего в бессрочном карцере на восьмом круге ада паладина Тира, которую особенно любит большой «М». Но Крыс не проникся харизмой большого «М» и сделал из его шкурки себе новый доспех «Сердце Мефистофеля» дающий иммунитет к холоду и накладывающий ледяной шторм на любого ударившего владельца. Вот такой вот нехилый доспехик получился из шкурки Мефа.

    • Не в тему, но вот эта четверка как раз к Шторму подходит в НВН2
      Клэймор
      [Ветераны Северной Войны]
      (Нет девиза)
      Miria
      Miria was Claymore #6. She can greatly, but briefly, increase her speed to the point where she leaves many afterimages of herself in battle, confusing the opponent, thus earning herself the nickname Phantom Miria. She is also very skilled at teamwork and tactics. Miria was secretly investigating the Organization after she swore revenge against it. These both stem from an Awakened Being hunt, when she discovered that the target was originally a close friend, Hilda, who had awakened. The shock of this led her to nearly awaken herself.

      Helen
      Helen is ranked #22. Her special power is to stretch her arms to extreme lengths to attack at range or bind her opponents. Helen is partially Awakened, but has reverted to her human state. She seems to have a large appetite for a Claymore and can often be seen eating an apple. She is also the only Claymore seen eating and drinking for pleasure. Helen is hot tempered and aggressive. Her mouthy and sometimes insensitive nature means that she can appear to be something of a bully. She is Deneve’s constant companion. Deneve commented that she is «always the troublemaker.» However, Helen is honest and cares fiercely for her friends. She also refers to Miria as «Miria-nee-san» (big sister).
      She was first introduced as a team member for Clare’s first hunt for an awakened being. When they first met, Helen immediately disliked Clare for her low rank and weak power. But Helen later grew to admire Clare’s fighting performance and determination and considers her a friend. They are close enough that, in the Northern campaign, Clare trusted Helen with the job of killing her when she felt herself awakening.

      Deneve
      Like many Claymores, Deneve is a survivor of a Yoma attack. After a Yoma killed their parents, her elder sister hid Deneve under a bed. While the Yoma proceeded to kill her sister, Deneve managed to remain hidden. As a Claymore, she desired vengeance, but her desire to live was stronger than her desire for revenge, and so she became a defensive warrior with offensive abilities weaker than that of most of her comrades. Ashamed of what she regarded as her cowardice, she fought suicidally until she met Helen, who told her that it is natural for Claymores to want to live; they are only human. This deeply affects Deneve, who becomes virtually inseparable from her new friend.
      Deneve was first introduced as a team member in Clare’s first hunt for awakened beings. Surviving the near suicidal mission has created a strong bond between the team members, which was made stronger yet when they found they all shared the same experience of having nearly awakened. These four «trouble» warriors would later reunite for yet another suicide mission in the North.

      Clare
      Clare is the series’ protagonist. When she was a child, a yoma made her part of its disguise and its toy, often torturing her. The yoma is killed by Teresa. Empathizing with Teresa’s pain, Clare follows her for days without rest, food, or water. Teresa, after at first trying to get rid of Clare, eventually lets her travel with her, and the two became attached. The presence of a caring human in her life helps Teresa regain her lost happiness and humanity. Their life together is cut short when Teresa kills some human bandits to save Clare’s life. The organization sends four of their best Claymores to execute Teresa, who is eventually killed by the awakened Priscilla.
      Clare vows to take Priscilla’s head in revenge, and searches for a member of the organization. Once she discovers one, she demands that the organization fuse her with Teresa’s flesh and blood. Clare becomes the only person to volunteer to join the Claymores and the first hybrid with 1/4 Yoma blood instead of the normal 1/2. Because of this low demonic ratio, she has little power and is given rank #47 — the lowest. However, Clare shares Teresa’s ability of heightened Yoki sensing to the point of being able to predict an opponent’s moves. It is unknown whether this is a genetic inheritence or Claire chosing to follow in her mentor’s footsteps.

  3. Кулак Севера
    [Добрая партия]
    «Справедливость превыше всего!»

    Алина «Серая Акула»
    Алина очень любит пельмешки и маленьких мальчиков. Из-за первой страсти на неё косо смотрели в племени, кочующем вдоль берега мечей. Из-за второй она пострадала больше. Это долгая история, если рассказывать о том, как серый орк по имени Алина попала в женский монастырь, где из неё принялись эту любовь к маленьким человеческим мальчикам выколачивать сразу шесть седобородых мастеров посоха и кулака подряд – не хватит целой книги.
    Но в результате она попала.
    Алина попала.
    Но в этом был и плюс. Алина, «Алый Волнорез», «Серая Акула с Севера» – так теперь её зовут – научилась мастерски владеть своим телом. Не только соблазняя маленьких человеческих мальчиков, но и помогая обездоленным, защищая их, служа Ильматер. Тир, святейшие паладины святейшей инквизиции, праведники и, конечно же пельмешки!
    Но иногда и сейчас, спустя годы, проведенные в отшельничестве, на Алиночку такое накатывает, аж жуть. Увидит где-нибудь маленького мальчика одного, в лесу собирающего грибы да ягоды. Так и захочется кинуться сразу к нему, прижать к крепкой материнской орочей груди и залить всего слезами умилительного счастья, пока он будет вне себя от ужаса пытаться вырваться и звать на помощь.
    -Чудовище! – Кричат они обычно в таких случаях. – Помогите. На меня напало лесное чудище!!!
    С торчащих клыков Алины в такие мгновения единения со своей природой капает слюна, а глаза наполняются слезами предвкушения. Но она смахивает их своим огромным пальцем и, облизнувшись говорить мальчонку:
    -Нет, сынок, я не чудовище больше. Отныне – я монах Ильматера и верный слуга паладинов Тира.
    -Мама, папа, кто-нибудь спасите, тут в лесу ко мне пристает говорящее чудовище!!! Трется об меня. Ужас. Съест сейчас… Спасите!!!!
    Алина «Серая Акула» очень красива по меркам орков и полуорков ей не раз делал предложение какой-нибудь варвар или берсерк, последним был Даелан «Красный Тигр». Он часами ходил под окнами невервинтеровского отделения монастыря, где проходили их ежемесячные тренировки, туда-сюда бродил со своим двусторонним двуручным топором и, кряхтя, пафосно вспоминал о былых похождениях со спасителем Невервинтера, Города Вечного Лета, места, куда никогда не приходит Зима.
    Но Алина осталась безучастна к старому ветерану Вопиющей. Ей старые не нравятся. Ей по-прежнему нравятся молодые. И она до жути и судорог в животе любит обниматься!

    Вадик «Шустрый Горшечник»
    Сын горшечника, внук горшечника и правнук горшечника – жил был маленький босоногий мальчуган со странным заморским именем Вадик. Может – жене приглянулся какой-то купец. А может – она просто родила Вадю не от папочки горячо любимого и всеми уважаемого. В любом случае отличался Вадик от своих братьев и сестер золотых эльфов не только ярко-зелеными не характерными им глазами (у двух его братьев и четырех сестер глаза были в отца – ярко золотыми, словно солнце) но и неуемной жаждой странствий. Жившие обособленно себе золотые эльфы-ксенофобы Вадика сторонились и считали едва ли не по месью эльфа с человеком. Но уставшая оказывать всем и вся что Вадик никакой не полуэльф, а самый что ни есть настоящий альтмер, мамочка однажды сказала:
    -Так Вадик. Собирайся как ты в путь-дорогу дальнюю. Придется тебе отныне обходиться своими силами, сыночек мой непризнанный, драгоценный…
    Вадик все понял с полуслова.
    -Мамань ты чудо юдное. – сообщил ей, сияя мальчуган. Еще бы – а вот если бы вас в десять лет выставили из дома с полным обмундированием, длинным дедовским мечом настоящим и запасом денег внушительным, были бы не рады такому бурному началу жизни?
    Вадик пошел в ближайший город людей и в первую же неделю спусти все на шлюх, только меч себе оставил. Десятилетний золотокожий золотоволосый зеленоглазый остроухий мальчик пришелся им по вкусу, так что брали они с него немного и маминых денег хватило ровно на семь дней, к концу восьмого чувствуя, что порядком выдохся и устал от ежедневного такого чудного и незнакомого манящего секса, Вадик устроился помощником местно алхимика, который хоть и был полуросликом, но очень уважал золотистых эльфов считая их чуть л инее причиной существования магии в мире. О Мистре и её плетении он конечно не слышал. Куда уж алхимику-полурослику самоучке.
    Так Вадик встал на длинный и упорный путь мага-одиночки. Уже потом, спустя почти полсотни лет (золотистые эльфы живут от трех сотен и больше) еще совсем молодой по меркам своего народа Вадик по кличке «Шустрик», которую ему дали все шлюхи в городе вступил в славный и даже скажем – героический – отряд несущих закон и порядок воинов с севера, известных на самом севере как Кулак Торма, а в южных землях как Кулак с Севера. В Андедарке они были известны как «волки позорные», а в иных измерениях Упорядоченного что зовутся «планами» о них ничего и не слышали, но тем не менее Вадик был горд.
    Серьезно.
    Он всегда мечтал: творить добро, нести людям свет истины, служить Торму или на худой конец Латандеру, трахнуть Мистру, принесшую магию в миры упорядоченного своим плетением, убить богиню ночи Шар (без сексуального насилия над ней) и тому подобными героическими делами заниматься. С рождения мечтал. Вот как первые глаза свои зеленые открыл так сразу маме и сказал.
    -Когда-нибудь я трахну саму Мистру.
    Еще бы, после этого он должен был стать архимагом, во что бы то ни стало!

    Люк «Небесный Трудяга»
    Став паладином Люк отправился творить добро. Он много странствовал по миру. Люди говорили «Люк, ты не очень умен, становись умнее или сгинешь на перепутье!», но Люк думал – зачем ему ум, если есть Доброта? Вооруженный добротой с уроном огнем в правой руке и мощным щитом защиты от злых чар в левой Люк верно шел себе и шел и шел бы еще много-много лет основав в конце что-нибудь вроде новых Ильматер если бы не одно «но».
    Повстречался ему как-то на дороге старик. Не обычный такой. Во лбу звезда горит, под ногами трава гниет. И понял Люк, что это некромант и вызвал его на смертный бой. С обычной такой присказкой вызвал и ждет. А некромант возьми да и скажи ему:
    -Люк, я твой Отец!
    И тут у Люка сдали нервы. Не то чтобы он враз отрекся от пути добра и света и перешел по наущению злого колдуна на темную сторону силы, нет. Просто иногда у каждого человека в мире наступает момент, когда он понимает что достиг её – своей точки кипения. Отбросив в сторону меч и щит, Люк взял колдуна за шкирку, встряхнул его пару и раз и со слезами на глазах закричал, брызгая слюней в лицо:
    -Повтори! Повтори, что ты сказал!?
    Надо сказать, мама его была самых честных правил, поэтому подобного от неё сынок явно не ожидал.
    Тогда некромант возьми да и ухмыльнись криво так и палочку магическую злобно так и ядовито из-за пояса тянет и плечом поводит.
    -Я, — говорит, — просто хотел другими словами сказать одну простую до боли тебе ясную вещь…
    -Какую, какую вещь ты мне хотел сказать, ты гнида! – плакал ему в лицо герой, уже понимая, что мама, скорее всего, соврала на счет папы-паладина сотворившего ему жизнь на сеновале пред походом в южные земли.
    -Такую. – Улыбнулся злой некромант, достав свою палочку и сунув её паладину в печень. – Имел я твою мать, сынок.
    Умнее. Умнее надо быть. Собственно Люк тогда не сдался. Некроманта скрутил, но убивать не стал. Просто палочку ему эту в жопу засунул и потом долго горевал о неподобающем для человека верного слову чести и доброте сердца поступке, но поделать уже ничего не мог, так как успел дошагать до дальнего синего моря. Так и остался тот некромант висеть на дубе в голом виде с палкой в жопе, а паладин Люк по прозвищу «Небесный Трудяга» отправился дальше искать себе приключения на одно доброе волосатое место.

    Лирика Прибамбаум.
    Младшая сестренка небезызвестной среди всех хоббитов Сырно – Лирика быстра и неуместно красива для девочки-полуростка, так же как и Сырно – обожает ночами бить в барабан, входя в некий экстаз вседозволенности. Она умеет петь, плясать и мастерски делать минет, заглатывая член по самые яички. Так как последнее несколько портит её в целом благоприятный образ в глазах социума – Лирика научилась скрывать свое неуемное желание потрахаться под некие ритуалы, которые по её словам распространены в тех землях, откуда она путь держит. Мол, там папы чтобы их сыновья росли сильными, с самого раннего детства спрыскивают их попку своими семечками и тому подобные небылицы, за которые Лирику стыдятся все нормальные, вменяемые члены отряда Северного Кулака. Еще она умеет тянуть все что плохо лежит, пить на спор кто больше выпьет, взламывать любые замки и вскрывать ловушки, ставить их, особенно кольевые – с них потом не снимешь ни эльфа, ни человека. Особенно если он войдет в попу – то запросто может выйти изо рта. Круто, да? Лирике тоже нравится. Временами она пробует свои странные полуночные фантазии зарисовать, а когда не получается от них нигде – даже под одеялком – скрыться, то начинает бить в барабан всех будя. И если кто-то хочет барабан отобрать кричит «не отдам!», а если маленькую Лирику хотят ударить, она смотрит большими чистыми невинными детскими глазами и спрашивает:
    -Вы меня хотите ударить, дядя, да?
    Обожает все кислотное, особенно паленый самогон и саке, динозавров и прочее, по мелочи. Живет одним днем. У неё есть такая баночка с кремом, который на самом деле не крем, а яд. На случай если будут пытать. Она им скажет:
    -Мальчики, давайте я вам нарумяню щечки?
    И нарумянит до синевы и трупных пятен. Вы думали, она будет травиться? Да ни за что на свете! Скорее она отравит собой весь свет. И не говорите что Лирика плохая. Она очень даже хорошая, потому что каждое утро начинает с молитвы Тиру, чистит зубки, попку, одновременно придумывая – что бы ей хорошего за день совершить, а?
    Но заканчивается её день одинаково. Пьяную в жопу Лирику вытаскивают из-под груды тел в местной «Красной Маске» и несут в походный лагерь «Кулака Севера». Штатный бард все-таки, жаль терять. Или просто лень привыкать к новому лицу. А после таких ночей лицо у Лирики не очень. Часто можно видеть её детскую фигурку, согнувшуюся в три погибели, блюющую в кустах.
    Да и не бард она вовсе. И стихи у неё не в рифму и воровать она умеет лучше, чем песни петь. Однако этот навык странный пригодился, когда весь «Кулак Севера» арестовала стража Невервинтера за костер с пьянками да гулянками посреди города и засунула в подвал угловой тюремной башни. И не пришлось объяснять лордам города Вечного Лета что это не цыганский табор и не горстка мутных искателей приключений, а уважаемая на севера группа борцов за справедливость ведущая свою историю уже больше сотни лет и сменившая несколько поколений и Лирика Прибамбаум не случайная портовая шлюха, в штатный бард этого замечательного отряда.

    Халор Дагор
    Суровый воитель северных земель, Седобородый старшего древа. Великий дворф и его топор. Секир башка любому троллю. Ток усмехнется недостойный как голова скатится с плеч. Умрет он страшной смертью недотроги. Нельзя смеяться, не смотря на то, как этот древний дворф мочится у дороги. При виде этих старенький морщин, что обвивают ярости несносны очи, любой Лирике подлой ненасытный мим так громко страстно хохочет. Секир-башка, секир-башка, трясутся грустью небеса, когда трех сотен лет песочный дворф пытается не уронить эпический топор. Ему не страшен тролль и волкодрак, кабан ужасный иль любой мудак из племени людей, вот только старость неспроста покрыла мглой его глаза. Он стар и жалок этот дворф, но если придет час такой что нужно будет взять топор пойти срубить сосну иль дракону шею – он тут как тут, ты только кликни – эй, ты там, иди уж, тут драконий хлам, нам слишком много тут его, иди, Седой Халор Дагор наш! Однако для вольной хмельной живой и быстрой авантюрной жизни уж слишком стар Халор Дагор и в этом Лирика без задней мысли той, прокислой хохочет ненавистной стервой над бедным стариком, простите уж её, не в мочь ей…

    Баффи «Глубокое Проникновение»
    Баффи «Глубокое Проникновение с тыла» родилась в Андедарке, глубинный гном папа, темный дворф – мама, когда мама ушла воевать с дроу, пожирателями мозга, наблюдателями и прочей мерзостью подземья (вроде огромных пауков-кентавров с телом голой темнокожей эльфийки дроу буквально вросшим в паучье брюшко) и не вернулась ни на первый ни на второй год, папочка взял Баффи на руки, сказал что тут больше находиться нельзя и тайком они покинули поселение глубинных гномов, начав длинный – продолжительностью в десяток лет – путь к поверхности. К солнцу и… новым опасностям.

    Люси Рей
    Люси Рей – средняя из трёх сестер, лучший друг младшенькой Кирики и любимый «враг» старшенькой Юно. Мама, Флора «Режущий Вихрь», была друидом, папа, как и полагается черт из ада. Семья как семья, все было нормально пока мама и папа не ругались на кухне. А потом такое началось…
    Люси не успела толком осознать, куда делось детство, как очутилась на улице, одна и с двуручным мечом за спиной. Был чертовски романтичный вечер. Пели цикады. Пред ней расстилалось кишащее гадами море травы, в котором было от десяти до пятнадцати свеженьких трупов. Или это были гули? Короче там кого-то жрали. Война Теней или как там еще эту муть прозвали, принесла очередные проблемы в вечно проблемный Невервинтер, а Люси закончив, наконец, учиться себя перманентно контролировать принялась учиться себя опционально не контролировать, то есть стала варваром. То есть научилась противоположному от того чему учила её мама.
    -Люси, — говорила она, гладя дочь по покрытой в те времена еще не поседевшими от усилий самоконтроля розовыми волосами голове и старательно не касаясь маленьких симпатичных рожек. – Учись себя контролировать, держи себя в руках и все будет хорошо.
    Люси училась. Смотрела на маму розовыми глазами и училась. «Не трож маму за сиську, не трож, ты уже большая девочка, не лапай маму при всех за сиську даже если это и смешно, не делай это!», твердила она себе и перед ней маячила аппетитная упругая набухшая от молочка мамина грудь размера эдак третьего. Люси училась. Училась все держать в себе. Но все становилось лишь хуже. Потом в ней завелась Гостья и все пошло вверх дном. Очнулась как-то Люси, а руки по локоть в крови, она сидит в чьем-то доме и хихикает, измазалась вся и довольная. А на улице огонь, крики, кого-то жгут, насилуют, убивают. Люси умылась и сказала другой, Иной Люси в себе:
    -Больше так не делай. Это конечно все премиленько и красиво – красный-прекрасный цвет тебе идет, ты же знаешь – но Маме бы это не понравилось. Она же мечтала, чтобы у тебя на голове были не рожки, а миленькие эльфийские ушки. Поэтому и называла тебя с детства «моя фея» или «мой маленький эльф»…
    Ня. На самом деле все было не так. Но это уже совсем другая история, в которой недоэльф Люси попадает в другой мир и таки убивает ВСЕХ!

  4. Отряд Ястреба
    [Злая партия]
    «Все или ничего!»
    Гриффит «Белый Ястреб»
    Глава «Ястребов Света», Гриффит может показаться слащавым красавчиком, если не знать истории его жизни и не видеть тот особый «ястребиный» взгляд, которым провожает он спины своих врагов, думающих что смогут заставить его отступить и в этот раз, ошибающихся в последний. Враги Гриффита обычно не задерживаются на этом свете…
    Гриффит очень любит свои белые роскошные волосы, отлично дерется на шпагах, обожает, будучи в тени наблюдать за тем действом Гордости и Предубеждения, что в обиходе называют «Свет», он искушенный интриган, яростно рвущийся к достижению мечты всей своей жизни. Йоши – единственный кого Гриффит посвящает в свои планы, хоть и балагур, но никогда еще его не предавал, ни сознательно, ни случайно. Вторым после Йоши идет мрачноватый и смотрящий на всех как на дерьмо Шин, третьим – Эммануэль Каска, особый член отряда которым в любом случае… можно пожертвовать.
    Излюбленное оружие – рапира «Люцифер» (Несущий Свет).

    Эммануэль «Каска»
    Единственная девушка в банде Ястреба, на самом деле давно уже не девушка, лет с десяти как. Каска родилась и сделала первые шаги на ферме, где её совсем крохой подобрал Гриффит, вначале она считала, что её спасли от хобгоблинов и бук, но потом как-то задним числом поняла, что в детстве её просто на спор украли, остановившись на ночь и тайком уйдя за три часа до рассвета. Учась обращаться с воинским оружием и становясь членом тогда еще просто Банды Ястреба, Каска впервые почувствовала в груди странное и незнакомое волнение, когда подолгу глядела на командира. Но объяснения в одиннадцать лет между ними не вышло, мало того, Гриффит ей просто и одновременно подробно объяснил кто она и для чего им всем нужна. Несмотря на это Каска осталась с ними и поныне горячо любима всеми членами «Ястребов Света», но предпочитает, чтобы во влагалище кончал Шин, потому, что от змееподобного не может забеременеть и выбыть из отряда навсегда, вернувшись к доле еще более тяжкой, чем универсальная походная жена. Сохраняет теплые трепетные чувства к Командиру, которого боится называть по имени, Каска ни разу не была с ним в постели. На протяжении года с небольшим дважды беременела от Йоши, но как можно раньше избавлялась от ребенка, обращаясь для этого к бабке-шаману. Каска происходит из породы диких эльфов, еще более отсталых от той недосягаемой славы исходного эльфийского народа, нежели эльфы лесные или лунные, таким как она нельзя даже глядеть в лицо солнечному эльфу, а уж дроу почтет за честь выпотрошить её и сделать из кожи себе перчатки. Смуглая шатенка с острыми эльфийскими ушами, полной грудью, большими коричневыми сосками, спутанными волосами, охрипшим от ледяной земли голосом и слегка затекшими глазами, часто грязная и не находящая столько времени следить за собой как Командир она обладает покладистым характером и любовью к самым ужасным компромиссам между нуждой и совестью на свете. Эммануэль не слишком красива лицом хоть и весьма притягательна в плане животного секса, в глубине души считает себя недостойной Гриффита, одновременно тихо осуждая его планы и горячо способствуя их осуществлению, она универсальная как боец, кузнец и повар, одновременно мастерски владеющий длинным мечом и тяжелым половником. Каска начисто лишена чувства юмора и относится ко всему серьезно, испытывая скрытую антипатию к вечно веселому Йоши и одновременно почти нежные дружеские чувства к грубому и невоспитанному Шину, обучавшему её владению клинком и стрельбе из лука. В первом она постепенно превзошла учителя если не по силе удара то по мастерству уж точно, стрелять же она так и не научилась, осознав, что для этого слишком расплывчато с утра видит вдали. Каска умеет концентрироваться на чувственных удовольствиях и, несмотря на то, что не имеет склонности к ним – легко переносит вещи, которые сочла бы невыносимыми любая другая девушка её лет. Снова и снова наблюдая, как утром над водой поднимается окровавленное похожее на красную влажную слизь, сочащуюся из чрева девочки-подростка солнце, Эммануэль осознает, что близится тот миг, когда «Каской» в последний раз воспользуются чтобы бросить то, что от неё останется на съедение грифам и пойти дальше, переступив еще один кровавый рубеж на пути к вечно далекой Мечте.

    Йошка «Чудик»
    Йошка из банды «Ястребов Света» обычно здоровается так:
    «Я Ужас, летящий на Крыльях Ночи. Я Медиатор Судьбы. Я Член в Ночи. Я покрывало сновидений тысяч девственниц, уставший от оргазмов бесчисленных гаремов, чуждый всему Странник Инфернальной Тьмы. Ха-ха-ха. ХА-ХА-ХА!!!»
    Так, по крайней мере, было, когда ему еще не исполнилось пятнадцати лет. Ровно одна восьмая сказанного – правда, так как летать на крыльях ночи он действительно умеет, причем даже в дневное время суток. Еще Йо умеет доставать наркоту из воздуха, это его главное умение, за которое Йо ценили друзья детства. И вовсе не за длинный язык и умение болтать без умолку, о нет. Главное – наркота, пара магических пассов – и в руке у Йошки новый косяк. Вот только меры в них Йо не знает. Если вы видите его стоящим и дерева и рассказывающим оному о своих похождениях в гаремах Амна то знайте – Йошка упоролся снова…
    Йошка опасен. Нет, вы в это не поверите – но он действительно опасен. И не только для окружающих его друзей или самого себя, а для самых что ни на есть настоящих врагов, коих у него по собственным словам нет и быть не может, но судя по расклеенным по всему порту Ласт объявлениям о поиске злоумышленника пытавшегося похитить самую главную драгоценность трех капитанов – то они у него в избытке. Йоши опасен, потому что может колдовать даже тогда когда любой маг сдуется и сдастся. Ведь Йоши – чернокнижник (потенциально) адского пламени и с потенцией у него все нормально.
    Однажды Йо так укурился что предложил Каске руку и что-то красное в ней. Когда он отошел на следующее утро все до неё домогался, вспомнить пытался, что же в той руке лежало. Каска ответила:
    -Что там было – теперь этого там нет.
    -Тогда где это?
    -Где-нибудь. Ничто не исчезает бесследно. Даже твое сердце – где-нибудь, но оно есть.
    И пошел Йошка смотреть укуренными глазами на небо, на море и искать в своих воспоминаниях – куда пропало его сердце? И вспоминать – когда все это началось…

    Шин «Змееглот»
    Шин необщителен, но любит выпить. Однажды сильно нажравшись в таверне он в одиночку убил десятерых егерей Невервинтера, после чего его прозвали «убийцей десяти лесовиков». В другой раз напившись – запер в каюте Каску и хорошенько оттрахал её в задницу, сломав при этом пару ребер.
    Зеленоватый оттенок кожи, вечно натянутый капюшон и змеиные повадки выдают в нём юань-ти, Шин особо никогда не стеснялся своего происхождения, а если когда и чувствовал стеснение и взгляды на себе – выбивал пару десятков зубов, и дышать становилось легче.
    Змееглот мастерски ставит ловушки и знает все тропы лесов вокруг Невервинтера, он с радостью сел на «Бдительный» только, чтобы взять на незнакомом берегу еще с десяток трофеев. Человеческие и эльфийские уши, среди которых запросто могут соседствовать с клыками серого орка или шкурой выверны. Особенная слабость у Змееголового к зубам. Зубы эльфиек и полуросликов он просверливает и делает из них ожерелье, в котором самыми драгоценными являются клыки тифлинга (кажется, её звали Ниишка) и резцы подростка-аасимара (как звали его – Шин забыл). Чем умнее его добыча – тем дороже для Шина, пару безмозглых животных он может и не тронет, если те будут мирно щипать травку, но мимо играющих на полянке детишек лесных эльфов вряд ли просто пройдет.

    Гатс «Черный Мечник»
    «Убийца сотни человек» Гатс – сильнейший из берсерков своего времени. Он никогда этого не отрицал, но и не распространялся особо. Он вообще мало говорит и не участвует в общих попойках.
    Шин в это не верит. Он ворчит Каске в таверне:
    -Я за свою жизнь убил больше ста человек, но убийцей сотни величают лишь Гатса… Это несправедливо.
    -Это было в лесу. Его окружила сотня, и все кинулись на него одновременно. И он их всех убил.
    -Не верю. Не может один человек убить сто человек сразу.
    -Может. – Невозмутимо стояла на своем Каска.
    Но вместо того чтобы спрашивать у самого Гатса убивал он сотню разом или нет Шин решил проверить свои силы и затеял в тот же вечер ссору с десятком лесовиков Невервинтера пришедших отметить какой-то свой праздник в ту самую таверну «Старая Калоша». Исход был предсказуем. Лесовиков всех Шин, конечно же, убил, но сам надолго выбыл из строя.

    Зодер «Скотина» Вульф
    Зодер. Зодер Вульф. Можно Вульфрик. Редкая скотина. Пивной живот словно бочка, небрит, вонюч, едва заметно припадает на правую лапу. В морде есть что-то звериное и отталкивающее, словно помесь медведя с акулой. Нрав скверный, скотский, характер – суровый, нордический. Мочится, не отходя и пары шагов от костра против ветра к тому же – ну не скотина? Бастард. «Отец» разорился, убил мать, сестру, изнасиловал последнюю призовую свиноматку и смылся от должников. Зодер, скотина, зарезал свиноматку, должников, половину Хиллтопа и тоже смотался. Не женат.

    Грок Фокс
    Самец северянина. Пропорционален. Отнюдь не гладок. Самоуверен, сцука. Волосы глаза и кожа цветные. Выглядит нормально, правда. Родился где-то, где-то вырос, где-то состарится и где-то умрет. Лет очень много. Пока не умер. Семья как семья. Папа пил, маму бил, ребенка в сарай хаживал, тренировал. Имел брата и сестру, когда сестра забеременела – убежал из дома. Своя семья есть, но в ней одна рука. Грок не учился, в политической жизни «Царств» не участвовал, спивался под высоким дубом, пока не понял, что может перед смертью кого-то убить. Моральный кодекс Грока Фокса очень глубок и разветвлен и гибок, настолько, что в итоге Гроку позволяется все, а всем – ничего. Грок считает, что имеет право убивать, если уверен, что перед ним не зеленый джин из бутылки с самогоном. Если Грок не уверен, что то, что он видит, существует – убивать права не имеет. У Грока много целей. Он перманентно хочет: забухать, жопу надрать, забрюхатеть, убить, изнасиловать, ограбить и много чего еще. Почему Грок ушел в приключенчество? Потому что туда берут всех, как и в городскую стражу. Характер у Грока скверный, если под рукой нет бутылки, а так он – лапочка. Грок очень легко и внезапно сходится с людьми, чтобы оставить после себя рой мух над чем-то воняющем. Грок не умеет долго разговаривать, вот не умеет и все. Если он говорит кому-то больше трех слов – значит задумал его или ее зарезать у костра, предварительно отодрав отечески в попу. Грок не ненавидит все и всех, ему просто на все и всех плевать, особенно когда под рукой бутылка. Грок не социопат – он любит общество, так как то позволяет ему удовлетворять свои животные желания. Грок любит море. И смотреть на огонь костерка. Настоящее имя Грока… – Грок, удивительно, правда?

    Урукхай «Эпический Шататель»
    Урук твой мама печной трубу шатал. Кулак мозги чпок и сразу трубу склизь и шатал. Выплеснуть, Урукхай силен. Зырки че вылупил. Гриф трупоед клюй Урукхай смотри смейся, шакал, свинья, собака сдохни и воняй, Урукхай настроение поднимай. Урукхай глаза всем рвать и трубу шатать. Клыками надкусывай. Эпически однако. Урук – герой. Ты – слабак. Больно – кричи! Труп, попугай, кусок парусины. За борт. А завтра снова. Шатать трубу! Черный парус, Урукхай хочет ссать. Голодный, собака. Шатать, всем вам трубу шатать. Урукхай доволен. Вчера шатал, сегодня шатал, каждый день будет шатать, пока всем не расшатает. Урукхай стать «Эпический Шататель» и шатать богам Файеруна печной заднепроходной труба!!!

    Муда Понтийский
    Очень заметный вор. В своем роде авторитет среди прочих иных, планарных собратьев и сестер. А все начиналось не очень, прямо скажем. Когда Муда только начинал осваивать свое ремесло, главной его проблемой было – куда скрыть свой инфернальный ирокез. Дело в том, что среди воров Амна не принято ходить на дело с факелом на голове. Вот не принято и все. Конечно, стража удивиться, увидев такое чудо, улепетывающее с деньгами местного сборщика налогов, но вряд ли сделает поблажку циркачу, а ему кричали со всех балконов:
    -Эй, Муда, ты куда?!
    Однажды Муда решил надеть купеческую шапку и скрыть свой ирокез из пламени. Но едва он с подельником дошел до ворот замка, как какой-то мальчишка лет десяти подскочил и кричит тысяча в Муду пальцем.
    -Эй, посмотрите – вор!
    -Мальчик. Я не вор, я – купец. – Старательно подделывая акцент Невервинтера, внушительно отчеканил Муда. Но не тут, то было. Подельник, который по обычаям воров Амна не знал ни Муду ни того на кого он работает, оборачивается и говорит:
    -Чувак, да на тебе шапка горит!
    И тут все начали на них показывать пальцем и кричать:
    -Вор, вор, смотрите люди – на воре шапка горит!
    Пришлось Муде обходиться без головного убора…
    Эх, веселые были времена, когда наш Муда рассыпая искры, пытался добраться до ближайшей реки с награбленным думая так отстать от спущенных по следу собак. Теперь Муда стал умнее и мудрее, он уже знает что, награбив чего путного лучше не нестись сломя голову, куда глаза глядят, а оставить награбленное там же где оно и было только чуть сбоку, скажем так – «за привычной взгляду хозяина шторкой». Уверенность в том, что кража все-таки произошла, заставит хозяев не обшаривать свои владения с дотошностью. А на следующее утро, когда все поуляжется и Муда не будет, как обычно пойман по свежим следам с награбленным – прийти и спокойно все забрать. Так Муда Понтийский впредь и поступает.

    Офелия «Вибрирующий Клинок»
    Несмотря на то, что Офелия, по сути – женщина, никто в отряде Ястреба не считает и не принимает её таковой. К ней в лучшем случае относятся как к умному и опасному чудовищу, которое приятно держать на своей стороне, но к которому разумно не поворачиваться спиной. Будучи беглой Клэймор, выжившей после Северной Войны она бесплодна, к тому же обладает хорошо развитыми «вагина дентата» – острыми, как бритва вагинальными зубами, в чем-то схожими с зубами пираньи – так что вряд ли когда-нибудь кто-то попробует с ней совокупиться. Обладательница длинной русой косы, желтовато-золотистых глаз, эта солнечная эльфийка весьма одарена особой змеиной красотой и грацией смерти. Офелия – бард, чертовски опасный воин и мастер двуручного меча. Говорит о себе в третьем лице и мужском роде. Хаотична и зла, импульсивна, склонна к утонченным пыткам, гибка как змея, даже слишком по меркам человека – запросто поворачивает голову на сто восемьдесят градусов чтобы с особенным теплым, чарующим огнем в глазах взглянуть на того кто подошел к ней со спины. При всем при этом не лишена некоторой… интимности, отчего разговоры с жертвой становятся настолько тет-а-тет, что та до самого конца уверена – попытав её, Офелия не закончит все убийством. Всему виной то, что Офелия живет ради пыток над девушками и чувственного удовольствия от общения с ними в это время, поэтому создается впечатление, что жертва важна для охотника по имени Офелия намного больше чем даже собственная его жизнь, что отчасти верно. Играя, словно кошка с мышкой, Офелия часто отпускает добычу, особенно если замечает, что та яростно пытается спастись и чем сложнее и дерзновеннее будет план у жертвы на спасение, тем больше времени ему (да и себе) даст Офелия понаслаждаться. Свою самую возлюбленную добычу по имени Клэр она, в бою лишив руки, отпустила на годы, чтобы потом вернуться к ней снова и все повторить. Как и все Клэймор несет частицу демонического наследства, как и каплю крови мантикоры и выверны в себе из-за чего её острые эльфийские уши на конце скрывают маленькие полупрозрачные иглоподобные колючки с черными кончиками, в которых сильный яд. Любит душить детей косой, насилуя в процессе. Офелия каннибал и одновременно весьма выборочна в плане поиска добычи, не ест что попало, в этом она как кошка. Любит кушать интересных и милых чистоплотных детенышей людей, эльфов и полуросликов, особенно – «голубой» крови, то есть аристократов, за время Войны Теней в Невервинтере тайком съела больше полусотни по собственным словам. Обожает свой вибрирующий звуковой клинок, подумывает над тем, чтобы назвать себя «Вибрирующая Офелия», но немногочисленные друзья отговаривают её от этого необдуманного шага. Старый враг Мирии и частично – Клэр, с которой у неё «все сложно»…

  5. Биографии Отмороженок, что заводятся от мороженного.
    -Завожусь! оЙ, завожу-усь! – Глава отряда упоротых лесбиянок из адорая.

    Отряд «Большая Медведица».
    Люси Рей
    Катарстический пример Симулакра в реальности обратного отсчета. Бледное подобие настоящей Люси, но тоже ничего. Та самая Люси играет. Да-да, играет.
    Люси не от мира сего. В обоих смыслах – не от мира сего. То есть она странница. В обоих смыслах – странная странница-престранница. Странная и в то же время странствует по мирам. Одно тому другому что слева и чуть сбоку не мешает ведь, а как думаете вы?
    Обратите внимание на книгу, что она читает. Вы знаете что это за книга? Вот и она не знает, никто не знает, мы тоже не знаем – а она вполне себе читает. Впрочем, это уже к ведьме измерений Юки Ридман Нэнэнэ, что живет у неё внутри. Точнее в шляпе. И внутри. Точнее постоянно живет в шляпе, но иногда оказывается и внутри.
    Ничего пошлого, не подумайте, это жизнь такая. Бывают и миры с половым размножением. Когда туда попадаешь – хочется ни с кем не разговаривать, потому что повсюду озабоченные зомби, у которых в мозгу лишь перекрестное опыление. Печалька…
    Ну, не будем о грустном. Так как у Рей с размножением проблемы она создала себе отряд из одних только девушек. Ну вы поняли. Чтобы её проблемы не стали чьими-то еще. То есть не то чтобы она любила отрезать мальчикам интересные части тела, не подумайте. Отрезать любит Алина «Склизкоручка» (Хаотик Эвил, живет в домике на болоте, делает склизь сестренке Леночке), а вот Люська наша Рей просто стеснительная, задумчивая, милая кудере из мира не столь отдаленного от оси зла проходящей через все миры Упорядочного тонким намеком на неизбежный вселенский дефект по имени «Лор».
    Люси не любит Лор, Лор не любит её. Вот посмотрите, как она выглядит. Знаете что на ней? Нет. В раздумьях? Нет, это не мажеская мантия +5 консты +3 к интеллекту и фокус на школе магии иллюзии. Это сейлор фуку. Знаете что это такое? Вот и мы не знаем. А ведь где-то оно есть, так почему бы этому не быть и тут. А? Вас коробит? Вы полны Лора до самого горла, чуть меньше чем полностью их переполнились, скоро из носа потечет, вон капает, капает уже, утритесь. Бедненькие, если что-то где-то есть – значит, это есть везде, если вы не понимаете, почему не «может быть», а обязательно гарантированно есть – то вы не понимаете ни сути многомерного времени и временных стрел, по которым движутся обитаемые миры, ни сути Мультиверсума. Печалька. И Рей так одевается в мире меча и магии исключительно из-за чувства отстраненного непричастия к игре, скажем так – она тут и не тут, так что в прятки с ней играть бесполезно, если вы найдете её – то уж точно, гарантированного можете считать что у вас в руках (цепких шаловливых юрийных лапках) не она. Потому что она не она. То есть на самом деле Рей не Рей (это по секрету сообщил нам Синдзи, перед тем как окончательно сойти с ума от отсутствия спасительной безнадеги в Ребилде). «Я это я», скажет она, но вы ей не верьте, она не обманывает вас, просто это четвертое лицо такое, понимаете? Не первое и не второе и не третье, а четвертое? Рей не я и не ты и не вы и не мы не она и не он и не оно, Рей она… вполне себе… ну… не понимаете?
    Тогда вы вряд ли когда-нибудь поймете суть Евы…
    Люси Рей – глава отряда искателей приключений «Большая Медведица».
    Нечто красивое? Вода. Много-много чистой и прохладной воды, в которую можно с головой погрузиться. Еще небо и звезды на нем.

    Невай Кавай.
    Если спросит «Хочешь меня?», скажи ей «НЕТ!!!», а лучше промолчи. Хотя нет, лучше нег говорить ей нет, по крайней мере не «НЕТ!!!» а вежливое и скромное «да, но чуть попозже…», последнему кто сказал ей да она вскрыла брюхо острым ножом для потрошения рыбы, набила его лепешками украденными у слуги злобного господина (который так инее проснулась в то утро в виду отсутствия обеих отгрызенных ног и рук).
    Знаете, что она сделала с телом потом? Съела. Ничего удивительного, правда? А что вообще делать с мертвыми телами? Не будем брать во внимание людей, эльфов, это все нытики. Вот Кошатница жрет свою кошку уже вторую неделю, никак не доест, не то чтобы была не вкусная. Просто сердцу дорога, и Кошатница растягивает удовольствие. Что можно делать в этом мире с трупами, так это растягивать себе удовольствие. Некоторые пытаются растягивать трупы. Этих называют некрофилы или некроманты. Невай Кавай нет акая. Она милая девушка с голосом загробного ангела из ада или из рая – это как повезет, грудным таким и бархатно-глубоким. Внутри у неё плещется соленое море слез с некоторым процентным содержанием спермы. В шесть лет Невай была просто девочкой, и бегала, босыми ножками звеня по тихим улочкам безымянного поселения на Берегу Мечей. У её семьи не было фамилии, когда пришла весть о том что все бесфамильные отныне зовутся Вей и принадлежать местному барону мама решила что фамилию нужно срочно заводить. Им бы назваться Смитами да не было кузнецов в роду. Были рейнджеры, друиды, от которых беременели эльфийки и полуэльфы, так как и мужчин и женщин эльфов и людей в роду у Невай было поровну можно сказать её кровь качественно перемешанное зелье. Из разряда тех что варят друиды в своих берлогах на болотах. Кавай случайное словечко, которое мама услышала от человека проходившего через их селение по дороге вьющейся вдоль моря с севера на юг и подарившего Невай сестренку. Как его звали – мать не узнала, зато запомнила то слово, с которым он погладил Невай по головке. Так она стала называться Невай Кавай, но судьбы девочки разносящей гостям напитки в голом виде не избежала. Побывав в замке у барона и исчезнув оттуда в одиннадцать лет, Невай заработала первую неудавшуюся беременность и первый опыт перерезания горла собственными тонкими волосами. Так она стала егерем, потом завела знакомства с друидами. Потом её шатало так, что она не помнит все те тринадцать лет что жила, а точнее бродила по побережью мечей. Отрывочные воспоминания о том, как она помогает одиноким старикам защититься от злых людей у власти перемешивались с теми как она, обернувшись волком погружает свою морду в распотрошенный живот ребенка чтобы, вырвав ему внутренности, снова и снова повторять погружение в сладко-кисло-приторный рай нескончаемого удовольствия по имени НАСЫЩЕНИЕ.
    Особые приметы: Живот Невай настолько упруг, что его трудно продавить пальцем. Трахается с кем и чем попало, в число её любовников и любовниц входили – сын фермера, дочь графа, пантера, волк, кабан, высоко распложенный сук дерева, за который она цеплялась одним местом, чтобы не упасть во время сна и обнимала ствол ногами и наконец – рукоятка собственного меча. Несмотря на возможность стать зверем Невай более всего опасна именно в человеческом обличие.
    Нечто прекрасное? Уютный тихий лес, кроны и вид матки маленькой девочки в собственной мохнатой лапке. Пахнет аппетитно и какая-то ностальгическая тоска за душу берет.

    Алина «Склизкоручка»
    Обожает фистинг с двойным проникновением. Можно с тройным, даже с четверным. Испытывала с детства свои навыки на сестренке Лене. Не может заснуть, пока не погрузит в её тело обе руки, желательно по самый локоть, в это теплое, уютное, знакомее от рождения влажное пространство, которое пульсирует и бьется, сжимая лапки и обволакивая их чем-то настолько теплым, настолько родным.
    С детства знала что не очень красива и склонна к ассиметричной полноте. Несмотря на то что многие считали её привлекательной – самой себе никогда не нравилась. Результат – очень длинная шея из-за ношения колец и попыток стать чуточку выше, многократно перерезанные вены и умение глотать любую гадость. Алина однажды поняла что, если не станет чуть злее – сойдет с ума, потом уже было поздно. Временами, вспоминая себя прежнюю совершает добрые дела за что потом расплачивается с полна, ну вот такая она – ведьма с Болота и первый жрец Талоса в этих землях. Владеет навыками плута.
    Что-то некрасивое? Заставить людей страдать в ожидании конца. Пусть лучше убивают сладостно друг дружку, чем ноют и трясутся как кролики недорезанные. Исключительно поэтому обожает заклинания, воздействующие на разум реципиента, из них самое любимое – Хаос.

    Лена «Мокрое Лоно»
    Ненавидит фистинг. Всей душой. После опытов сестренки у неё часто намокает между ножек. Особенное если на неё несется разъяренный орк с двусторонним топором, а на пытается вспомнить – записала ли подходящее заклинание в книгу или опять забыла? С горя ходила в монахини, но сестра своими склизкими смазанными лапками достала её даже там. В отличие от сестры – принципиальна и строгонравна, не любит разгильдяйство и всему ведет учет. Пытаясь спасти сестру и испытывая к ней явно теплые чувства, Лена в то же время со страхом ожидает того дня когда вся её любовь превратится в ненависть. Она боится, так как находит в себе силы признать что способна убить сестру из жалости к ней и попытки возместить возможные ошибки прошлого. Лена – лунный эльф, её сестра – полуэльф, у них одна мать, но разные отцы. У Лены папа высокопоставленный волшебник, а у Алины – Мерзавец из Топей Мертвецов. Говорят, именно он напустил на Невервинтер большую часть его бед. Иными словами они имеют право быть разными и не любить и даже ненавидеть друг дружку, но вот получается что что-то связывает их и расстаться окончательно у них не получается, а значит в конце будет либо объяснение либо чья-то смерть.
    Что-то некрасивое… Это когда сестра засовывает ей во влагалище или в попу руку целиком и имитирует толчки ножкой ребенка в животике у Лены. Сестре нравится, Лену пугает.

    Лейла Рванул’а
    Официально – Клирик и рыцарь страждущих, жрица Селуны, её Звезда и святой паладин Ильматера. Не официально – агент дроу работающих на верховных сестер Ллот. Ей изменили память при помощи магии сделав её личность подходящей для служения высшим добрым богам и прохождения извилистой по сути но такой прямой со стороны тропой упорядоченно доброго паладина. Святым воином Лейла – девочка из тьмы – стала по своему собственному желанию. Будучи темнокожей эльфийкой она всегда объясняла себе свое стремление на поверхность к свету и доброте людей исключительно рассказами о Дзирте (по иным не проверенным источника «Дризте», хотя, скорее всего это из-за зависти) д’Уорде, самом известном следопыте и защитнике несправедливо обиженных в Подтьме. Служащие королеве пауков, любящие своих огроменных паучков и спаривающиеся с ними для рождения драйдеров сестры Ллот намеренно создали себе агента который не понимал бы своей души, их целью не было обмануть богов, а скорее доказать им, всем тем светлым богам покровительствующим ремеслам и вообще всей этой доброй ерунде поверхностных, доказать что доброта – это лишь условность. Иными словами Лейла как бы заложник принципа «не совершивший злодеяний от чистого сердца живущий на свету не может быть злым, не совершавший злодейств – не виноват…», просто го принципа, который ненавидят Ллот хотя бы потому, что считают его насквозь гнилым и продажным. Все внутри убийцы насильники и маньяки – вот убеждение их, другое дело есть те, кто не успел совершить предначертанного и те, кто уже это сделал. И те, кто еще не совершил этого не смеют гордиться этим и ставить себя выше тех, кто это уже сделал, ибо это и есть то самое страшное греховное с точки зрения темных Ллот что возможно на земле и под ней – гордыня «светлых» и попытка казаться чище, отказ от своей темной стороны и непризнание её ради поблажек общества, надежды на счастье.
    Из слабых черт характера Лейлы можно назвать две основных с которыми она, не ведая своей страшной судьбы, усиленно борется (а ведала бы – забила на них и все тут).
    Первая: она феминистка от головы до темно-синих нежных пяточек, и все её естество сотрясается, когда ей говорят «женщинам тут не место…»
    Вторая… вот пообщайтесь с ней – и поймете сами.
    Имела интимную связь с девочкой одиннадцати лет – монашкой обители Ильматера, теперь – Страдает, так как в тот миг искренне считала свои чувства очень непорочными, а оказалось что социум «поверхностных» иначе на них смотрит, нежели социум подземных вроде темных эльфов дроу. Не напоминайте ей об этом, ладно? А то она еще больше будет страдать и еще чего – очередной роман с подростком закатит, другие паладины хоть и тоже о Дзирте читали – но не могут еже они на все закрывать глаза?
    Дайте Лейле еще хоть пару лет побыть доброй и упорядоченной. И да – не обижайте Лейлу и не склоняйте её ко злу самоанализа, она же не знает что у неё там в голове тикает…
    Что-то прекрасное?
    То что когда-нибудь все это закончится и Лейла в последний раз воскликнет неправоверным:
    -Нет бога кроме Селуны и Ильматер – пророк его!
    «Тик-тик-тик… Бу-ум!»

    Суровая Кошатница
    Полуорк. С клыков капает. Обожает кошек. Каждый раз как плохое настроение – достает свою любимую кошечку-заначку и давай при всех жевать. Она уже разваливается от продолжительного жевания, но кошатнице хоть бы хны. Гуманитарий, знает восемнадцать языков: язык тела, язык крови, язык зверя, язык убийств, язык плоти, язык чрева и многие прочие языки, в том числе язык стали и язык боли. Суровая Кошатница обладает поистине не женской силой и выносливостью, с легкостью отрывает лошади голову и кидает её во врагов. Зачем она это делает? Не любит лошадиные морды. Считает себя очень женственной и изящной, временами нажравшись в трактире – пристает к маленьким мальчикам. Беременеет от них. В остальном хоть и хаотична, но имеет доброе сердце. Если не считать природную тягу к насилию над животными и детьми конечно, но для полуорка да к тому же женщины согласитесь – это мелочи…
    Прекрасного в жизни много, нужно только уметь это вокруг замечать – так учила мама Кошатницу. И та научилась замечать красоту вокруг себя. Её и впрямь завались! Например: когда бухие стражники кидаются всей толпой в надежде попробовать столь аппетитного полуорка (она ведь уверена, что все мальчики её хотят!), а потом крусь хрусь хрям трап парам пам-пам и кровь заливает в баре потолок. Еще можно схватить стражника рукой за лицо и медленно сжать его, раздавливая, чтобы глаза вылезли и брызнули вместе с мозгами.

Написать Алисе и Амэ

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s